Первое сентября / И школьные воспоминания!


Надежда Ивановна, учительница по математике и завуч в одном лице, говорила так. Ты будешь дворник вонючий. Ты понимаешь, что ты будешь дворник или нет? Ты в одиннадцатом классе и не можешь элементарную задачу решить. Ну тебя никто же не возьмет на работу. Потом Надежда Ивановна стала директором, куда-то исчез школьный вишневый сад и на его месте внезапно вырос пятиэтажный дом с аккуратными квартирами, судя по всему, там сейчас квартира Надежды Ивановны. Хуй с ним, с вишневым садиком, где у нас была пыльная летняя практика, вскапывание. Хуй с ним, не жалко.

Наталья Павловна, физичка, медленно и плавно подходила к нам а я заранее боялся, что она сейчас начнет говорить и раздастся страшная вонь изо рта. Что-то у нее было с желудком, видимо. Она подходила к нам с Тимофеем, стояла рядом, вздыхала, поднимала и опускала плечи. Мальчики, я вижу, у вас тут приятный полумрак, да? Давайте сразу вам двойки поставлю, ладно? Она говорила все это и удалялась к доске, пока все остальные писали какую-то ебаную контрольную.

newphoto1625

Наиля Фадеевна, учительница химии, сидит со мной у директора. Директор старый и ничего не понимает. Наиля Фадеевна говорит, у него ужасное поведение. Он плохо себя ведет. Его надо выдрать как сидорову козу и оставить на второй год. Директор смотрит на меня и говорит — ты тупой? Тупой? Как можно быть таким тупым? Будешь еще плохо себя вести? Нет, не буду.

Нина Петровна, учительница французского, имела такие большие сиськи, антре ну суа ди блядь, что даже несмотря на ее преклонный возраст друг Ваня смотрел, запоминал и дрочил. Он об этом рассказал через десять лет. Учительница французского языка, французский язык в подмосковной школе, в не самом хорошем районе. Французский. Язык.

Василий Иванович был нашим учителем труда. Добавить тут нечего. В меня он однажды бросил киянку. Вот вообще не обманываю. Я даже слово «киянка» вспомнил только сейчас. Он пил, наш учитель труда, как и все учители труда на Руси.

Мария Герасимовна — светлое пятно, учительница физкультуры. В детстве я про нее наврал бабушке, мол, ругает и дерет за уши. Бабушка сорвалась и пошла ее драть за уши. Выяснилось, что я наврал. Бабушка надрала мне уши. Мария Герасимовна делала все, чтобы я стал спортивным, но я не стал спортивным. Мне было лень взбираться на канат, лень и плохо бегать, мне хотелось заниматься хуйней а не прыгать через козла. Я старался косить от физкультуры, старался придумывать поводы не идти, отмазывался, извивался как ебаный червь и не ходил на физкультуру, пока мои румяные друзья бросали гранаты и бегали три километра. На завершающем экзамене я один бежал три километра — один, последний, на глазах у всего стадиона и у телочек. Все смеялись надо мной а я сука думал — нет в жизни справедливости.

Олег Петрович был потом учителем физкультуры в старших классах и его мы троллили, он был молодой и такой типа сидел гордый и молчал. На доске писал к нам обращения. Всем было похуй. Зверята на такие темы не реагируют. Потом он взялся развивать в нашей школе баскетбол, меня позвал, но я уже выше все сказал про спорт в моей жизни.

Илья Абрамович был историк с затертой мотней — железные штаны и железные локти, знаете, такие затертости блестят особым образом в свете солнца. Он у доски что-то рассказывает, ну а мы сидим и ржем. Ему подложили однажды большую такую кнопку, дело кончилось больницей, ну а когда он принял ее в себя то называл всех свиньями, быдлом, тварями. Кто подложил, не знаем. Вероятно, Пашка — у него папа сидел, мама была шлюха, так и говорили между собой взрослые, у Пашки мама шлюха. Головы у Пашки не было, он шутил с большими кнопками и позже подложил кому-то такую канцелярию, что сел лет на десять в тюрьму.

Татьяна Анатольевна была учительница литературы. В общем, спасибо ей за все.

Татьяна Ивановна была молодая учительница биологии. Ей было двадцать три или двадцать четыре года. Все мальчики дрочили с мыслями о ней. Вот как правильно сказать, ведь не «на нее»? Это уже немного другое, правда? Поэтому, дрочили с мыслями о ней. А она ходила в юбках до колена и рубашках с вырезом, иногда можно было даже посмотреть на лифчик. У нее был военный муж, отвратительный маникюр ну и что еще сказать. По легенде кто-то даже на выпускном ее взял, но это все легенды, вы знаете.

Это была школа!

Z