Пердюмоноклинки / Эпизод 5 / Консорциум – часть 2


Сегодня мы снова посетим Террос и узнаем кое что об истории этого мира. И, да, у нас теперь есть название.

Часть 1

Часть 2


Милена, бессменный ректор академии Нордхольм сидела в своем личном кабинете, склонясь над чашей с прозрачной жидкостью, она сосредоточенно вглядывалась в то, что видеть могла только она. Глазами того одинокого грифа она наблюдала за странной компанией, бредущей сейчас по пустыне. Ведь, право, не мог же тот таинственный старик, который называл себя советником Императора, подумать, что Милена, госпожа ректор, как называли ее могучие ведьмы, так легко сдастся, доверится случаю и будет пребывать в пьянящем неведении. Слишком многое она сделала для Терроса, через многое прошла, многим поступилась, многих потеряла. Слишком долго она живет на этом свете, слишком долго…

Милена родилась примерно 4000 лет назад, за 20 лет до начала страшной войны Буйвола, войны навсегда изменившей Террос: изменились не только границы государств, но и рельеф мира, реки меняли русла, умирали старые горы, рождались новые. Последняя война магов, эта война должна была уничтожить саму жизнь. Милена, единственная из ныне живущих, кто видел войну Буйвола и сражался на ней, отлично помнила, что закончилась она так же внезапно как и началась: тем, что положило конец кровопролитию было Черное Солнце. Этот удивительный и одновременно ужасный катаклизм она видела своими глазами, до сих пор ее мучали кошмары в которых она раз за разом погибала, сгорая в ослепительно черной, непроницаемой сфере абсолютной темноты, раскинувшейся до горизонта, поднимающейся до неба. Милена — молодая и одаренная колдунья, адепт магии Жизни, была на корабле, идущем в эскадре с подмогой от Союза Трех Королевств с другими магами из Ордена Башен. Внезапно на горизонте вырос шар тьмы, исчезли все звуки, люди беспомощно открывали рты в попытках докричаться друг до друга, даже морские волны онемели. Дальше появился гул, нарастающий, оглушающий, выворачивающий наизнанку, затыкать уши не было смысла: убийственный звук был везде, но самое страшное было то, что на фоне монотонного, заунывного гула отчетливо слышался звук колокола. Никакой магией защититься было просто не возможно, она просто не работала. Когда колокол пробил в двенадцатый раз, из черной сферы появились два исполинских крыла, словно сотканные из чистого солнечного света, они раскинулись далеко за горизонт, накрыв половину мира, как будто ангел обнимал ими страдающий Террос. Именно этот факт в будущем возвысил церковь до таких высот, какие не снились совету кардиналов и в самых смелых снах, было объявлено о скором пришествии Мессии и сотни шарлатанов и кликуш вышли на улицы деревень и городов, рассказывая о грядущем конце света. Святой магии не существовало, как бы того не хотели церковь с Инквизицией, а тут произошло событие, поколебавшее даже самых яростных скептиков, ведь ангельские крылья в небе очень убедительны. Но, вернемся к событиям последней битвы. Никто так и не узнал сколько длился этот ужас, органы мировосприятия всех выживших свидетелей были просто не в состоянии оценивать происходящее, но черная сфера пропала так же резко, как и появилась, с этим были согласны все, в то же самое время ушел и давящий гул. Сразу же после этого последовал оглушительный гром, будто тысячи молний разом ударили в одно место, порыв ветра безумной силы разметал корабли словно щепки, погибли многие из тех, кто плыл с эскадрой, погибли тысячи простых людей, живущих рядом с полем битвы. Понес тяжелый урон и сам Террос: были уничтожены реки, горы, леса, а на том месте, где появилась темная сфера, образовалась гигантская яма, шар тьмы уходил не только к небесам, но и вглубь, в сердце мира. Эта яма, будучи заполнена водой, образовала новое озеро, его назвали озером Слез, отдавая дань всем погибшим в этом страшном и необъяснимом событии. Мага, создавшего Черное Солнце, а именно так назвали чудовищный шар, так никто и не смог вычислить, более того, было совершенно непонятно к какому типу относилась та магия, какого она была класса. Одно было известно наверняка: тот, кто это сотворил, сам погиб в созданным им же кошмаре, ведь все, попавшее в границы сферы, просто исчезло без следа. Были уничтожены основные военные силы обеих враждующих сторон, но самый страшный удар был нанесен по магам: погибли все высшие чины в иерархии Ордена Башен, совет был полностью обезглавлен. Противник Союза, мятежные острова Иншара, более никогда не давали о себе знать, полностью изолировавшись от остального мира за опасными водами Океана Ярости, возможно, островитяне так и не оправились от потерь, понесенных ими во время последних минут последней войны магов.

Мир очень быстро изменился, все беды и ужасы войны были поставлены в вину магам, к слову, вполне заслуженно. Лишившись сильнейших колдунов, орден не смог противостоять толпе, вооруженной факелами и вилами: многие из числа магов были убиты, напрасно пытаясь успокоить людскую лавину, некоторые покончили с собой сами, другие же, не желая такой участи, в бою унесли сотни жизней. Но толпа — на то и называется толпой, на смену убитым приходили сотни живых, магов же были жалкие десятки. Ненависть народа была так велика, что магии на территории огромной территории Союза Трех Королевств не осталось вовсе, сама же магическая практика была объявлена вне закона, наказанием ослушавшимся была смерть. Неизбежная, ужасная и мучительная смерть от рук, созданной специально для борьбы с магией, Инквизиции, по иронии судьбы, расположившейся в тех самых великих башнях, недавно принадлежавшим магам. Сам Союз Трех Королевств без поддержки магии просуществовал очень недолго: не прошло и десяти лет, как вспыхивающие то тут, то там мятежи и голодные бунты, подкосили и без того обескровленное правительство, опасаясь неминуемой расправы, члены королевских семей бежали, отдав власть в руки верхушки взбунтовавшейся армии. Колоссальные территории бывшего Союза Трех Королевств не могли оставаться без властителя, советом генералов срочно было проведено собрание, на котором был избран наместник — человек, проявивший во время войны не только удивительный героизм, но и ужасающую жестокость по отношению к врагам, любимец народа генерал Навий. Медлить было нельзя: железная рука Инквизиции все туже сжималась вокруг горла, захлебывающегося в крови бунтов и революций, государства, маня спокойствием и порядком. После того знаменательного собрания наступил долгожданный мир, новоиспеченный наместник оказался талантливым политиком и оратором, недовольные новой властью, в основном из числа придворных, были попросту арестованы и казнены. Со временем мятежи прекратились, уставшие от войны, охоты на магов и банальной неуверенности в завтрашнем дне люди, с радостью приняли молодого, обаятельного генерала в качестве новой власти. Новое государство же решили назвать Федерацией Трех Народов Ариан — по имени континента, который она занимала почти целиком. Но генерал-герой проходил в звании наместника очень не долго. Однажды ночью, которую впоследствии назовут Ночью Освобождения и будут отмечать как величайший праздник, он со своим элитным отрядом Стражей Меча по-очереди посетил дома своих бывших боевых товарищей, ныне членов совета, надо ли говорить, что не выжил никто из них и их семей? Утром было объявлено, что был предотвращен ужасный по своей дерзости мятеж: члены совета напали на наместника, желая убить главу государства, а страну ввести в новый виток опустошительной гражданской войны, разделив на 6 частей, по числу мятежных советников. Люди, помнящие недавнюю войну и голод, с радостью приняли эту ложь. Необходимость ужесточить внутреннюю политику страны вследствие желания правителя подарить жителям покой и порядок требовали серьезных мер. И меры были приняты: в том же самом обращении было оглашено, что Федерация будет в кратчайшие сроки реорганизована в Империю, наместник Навий же смиренно становится Императором и клянется до последней капли крови защищать спокойствие граждан новой Империи и мир на ее территории. Именно так, ровно через семь лет, семь месяцев и семь дней умерла Федерация Трех Народов, чтобы смогла жить Империя Навия, самое могущественное государство за долгую историю Терроса.

Милена помнила создание Империи, человеку свойственно запоминать все плохое, происходившее с ним, для нее же это было самое тяжелое время: бежав из столицы в приморскую страну Линностад, откуда не было выдачи преступников по причине отсутствия власти как таковой, будущая госпожа ректор была вынуждена торговать собой. Она не делала из этого тайны ни в прошлом, ни сейчас, просто у нее не было иного пути, свой магический талант она все-таки не решалась проявлять открыто, опасаясь как никогда сильной инквизиции и огромного количества охотников за головами и шпионов церкви. Но вскоре произошло удивительное событи: ее нашли бывшие казначеи Ордена Башен, бежавшие за неделю до бунта, положившему конец магии, прихватив с собой неисчислимые богатства Ордена. Казначеи, будучи хоть и слабейшими из всех, но все-таки колдунами, желали возродить свое искусство, не дать искре магии полностью погаснуть на Терросе. С помощью нанятых сыщиков они искали выживших, пока, наконец, не обнаружили Милену, которая много размышляла на тему возвращения магии в мир, у нее был четкий план действий, также ею двигала ненависть, ненависть к Империи. Единственным требованием, выдвинутым будущей госпожой ректором был полный отказ от обучения магическим наукам мужчин. Слишком хорошо она помнила чем закончилось патриархальное правление Ордена, второй такой войны Террос может не пережить. Казначеи повздыхали, поохали, но были вынуждены согласиться: мага, превосходящего Милену по силе, в мире попросту не было, тем более, адептов Великого Магического Треугольника кроме нее не осталось вовсе. Также Милена решила не называть будущих воспитанниц колдуньями и магами, ведьма — вот отличное названии для новых адептов. В кратчайшие сроки было организовано восстановление древней цитадели, проклятого всеми и забытого Нордхольма. Дело в том, что за долго до войны Буйвола, остров Нордхольм был пристанищем ужасающей магии Смерти и ее адептов, методы и возможности тех древних колдунов говорили сами за себя: лишь объединенными усилиями большинства стран удалось уничтожить это змеиное гнездо, Замок Нордхольм разрушать не стали по причине нечеловеческого ужаса, который наводила эта древняя твердыня на немногочисленных выживших при последнем штурме цитадели. Про проклятый остров решено было забыть на многие тысячи лет. Одинокий Нордхольм, омываемый ледяными водами моря Пустошей ждал своего нового хозяина, точнее хозяйку. Милена, прибыв на остров, работала не покладая рук: своей магией Жизни она вычищала всю ту скверну, которой был заражен Нордхольм, ей помогали многие воспитанницы из первого набора академии, уже через несколько лет нельзя было не заметить плодов общего труда: отравленный мертвый остров ожил, зазеленел и расцвел. Так и началась история славной магической академии. С помощью сыщиков и шпионов Милена искала по всему Терросу одаренных девочек, будущих воспитанниц. Тогда, на заре возрождения магии, это делалось тайно: карающая длань Иквизиции Навийской Империи была очень близка. Через 15 лет после набора первых воспитанниц Нордхольм уже нельзя было не замечать, Император Навий, под давлением Церкви, организовал военный поход к последнему оплоту магии Терроса. Три отборных полка Империи, по мнению Императора и кардиналов, было вполне достаточно, чтобы полностью погасить искру богомерзкой и мятежной лженауки, коей была признана магия. Трех полков действительно хватило в полной мере: всего лишь три юных выпускницы факультета разума заставили кружиться бравых вояк, помнящих войну Буйвола, в вальсе. Солдаты выли от бессилия, в их глазах стояли слезы отчаяния, но их тела им не повиновались, и здоровые, усатые мужики выписывали у стен академии такие мудреные танцевальные движения, что им могли бы позавидовать знаменитые танцовщицы Ксантоса. Для Империи это стало страшным ударом, для трех выпускниц факультета Разума — отличной оценкой на экзамене по Манипуляции. Между Империей и Нордхольмом был заключен тайный мир: Империя никогда и ни при каких обстоятельствах не вмешивается в дела академии, последняя же номинально входит в состав Навийской Империи. Святые отцы были в ужасе, одного кардинала так и вовсе хватил удар, они слишком поздно они заметили угрозу с Запада, крошечный Нордхольм стал полноправной и сильнейшей частью Терроса.

Милена вспоминала свое прошлое, те долгие тысячи лет на посту ректора, но взгляд ее неотрывно следил за троицей, бредущей в пустыне, особенно за тем, кто еще совсем недавно был заточен на огромной глубине под замком Нордхольм.

Ваш P (erduemonocle)
[twitter.com/perduemonocle]

  • Как всегда — жду сл. части!