Про негра Альёшу


Тут читаю про Штаты, как там значит ку-клус-клан и вот это все, расистские движения. Думаю, то ли наш народ иного склада, то ли менталитет иной, то ли просто мы на Руси не соседствовали особо с чернокожими и поэтому в открытые объятия принимаем смело всех, пусть сперва и могут быть какие-то накладки, конфликты, еще что-то. Я даже по этому поводу вспомнил историю из курсантской жизни. Пришли к нам в общагу потихоньку аккуратно в гости девушки из Лумумбы (РУДН, короче), с кем-то то там кто-то встречался, но и вот подружка пришла с подружкой и с подружкой и притащили они с собой негра. Негр не мог говорить на русском языке, на английском тоже, мы все были пьяные и тоже не могли особо говорить ни на русском, ни на английском языке. И вот негр сказал, что он Альёша а дальше лопотал по своему. А среди нас был Серега такой, он до поступления в армии служил, причем то ли в ВДВ, то ли еще где. И вот он говорит Альёше, а я, говорит, тебе разобью твой черный ебальник. Такая ситуация. Я, говорит, вообще не люблю негров. Я ненавижу, как вы пахните и губы эти ваши тоже блядь. Ну и подсаживается к нему, одной рукой обнимает и начинает ему все это рассказывать со стеклянными глазами. А мы в ахуе, потому что настолько все равно вроде, какого цвета кожа, и настолько страшно, что из Сереги полезла такая срань, что даже непонятно, что и как делать. Но, я подумал так, как только поднимет руку, будем спасать негра и ломать Серегу. Тут и девушки собрались домой, ну и упустили момент, когда они убежали, все убежали, а остались только Серега, Альёша и я. Серега смотрит на Альёшу и говорит, ну а что, ты тоже поедешь? Погоди! Давай вот водки выпей. Как русский, как пацан. Дал ему водки. Альёша выпил. Ага, а ты водку пьешь? На еще. Альеша выпил. Ага, а может пожрать хочешь? На тебе вот тушенки. Альёша сожрал банку тушенки. Ну на еще. Альёша сожрал еще. А на вот тебе сгущенки. Альёша воспользовался сгущенкой. И водки снова выпей. Альёша выпил. Серега кормил негра как верная жена кормит вернувшегося с войны казака, только что не смотрел глазами с поволокой и подбородок не положил на ладонь. Потом Серега смотрит на меня и говорит, а ну пойдем его оставим в комнате дневальных (одна комната была пустая, если офицер останется ночевать или еще что) — пусть проспится теперь. Отвели, дали белье, тапки — педали, мыло, нашли зубную щетку и пасту. Альёшу по дороге к комнате мотало, он что-то на своем рассказывал, подпевал, Серега ржал и братался с Альёшей.

Короче, это были вроде зимние праздники и негр Альёша жил в общаге несколько дней, его скрывали от проверяющих, поили водкой, кормили тушенкой, в общем, был он типа такой сын полка. Потом девушки из Лумумбы за ним все-таки вернулись с еще одним негром, тот на русском уже немного говорил. Они боялись, что Альёшу тут обижали и оскорбляли, стали расспрашивать, что да как.

Оказалось, Альёша очень боялся, что его отсюда заберут. Уж очень ему тут понравилась. Провожали дружно, говорили заходить еще. Больше не зашел.

Путешествуя и общаясь с разными людьми, давно уже перестал обращать внимание на физиологические отличия, возраст, расу, вероисповедание, сексуальные предпочтения, достаток или бедность. Все это не имеет никакого значения и перед лицом вечности, да и просто «чисто по-человечески» — горжусь, что вот этот оборот придуман на Руси. Чисто по-человечески. И этим все сказано.

Z

Храни вас Бог!