Световая музыка / Забытое наследство СССР!


Журналист и музыкант Питер Кирн (Peter Kirn), автор целой серии статей, подкастов и видео, рассказывает о звуке во всех его проявлениях. Он написал статью о необычной и поразительной истории русской и советской визуальной музыке.

Crystal performance 3

В России совместить изобразительное искусство и музыку предпринимал Сергей Дягилев в своём Русском балете. Также можно отметить музыкальность цвета в абстрактной живописи и многочисленных большеформатных композициях Василия Кандинского. Но меньше всего известны эксперименты с электрической визуальной музыкой, особенно с ее советским периодом. Эти необычные, опередившие время изобретения, сейчас переживают второе рождение благодаря новому поколению музыкантов.

Huile sur toile (1925) de Vassily Kandinsky. Musée National d'Art Moderne, Paris, France. Donation Nina Kandinsky 1976. AM 1976-856

Huile sur toile (1925) de Vassily Kandinsky. Musée National d’Art Moderne, Paris, France. Donation Nina Kandinsky 1976. AM 1976-856

В театре, танце и музыке художественное творчество русского и советского периода использовало любые доступные технологии для комплексного воздействия на слушателя и достижения наиболее полного эффекта присутствия. Музыканты экспериментировали с механическими оптическими установками и цветом, в то время, как много других экспериментальных работ в области электронной музыки были буквально погружены во тьму. И если композитор Рихард Вагнер только теоретизировал по поводу синтетических форм искусства (Gesamtkunstwerk) именно русские музыканты были первыми, кто попытались претворить свои причудливые видения в реальность.

В нынешнем веке электрических машин, увлечение визуальной музыкой в России можно проследить до её духовного предтечи, композитора Александра Скрябина. Он обнаружил эзотерический, духовный смысл в сочетании цвета и звука. Скрябин использовал специальные нотные знаки для создания эффекта синестезии – слияния одних ощущений с другими. Чтобы передать возникающие образы, ему даже пришлось добавить партию света (Luce) для световой клавиатуры («clavier à lumières«) в своей мистической поэме «Прометей: поэма огня» 1910 года. В результате, исполнение симфонии сопровождалось ещё и свето-цветовым представлением.

maxresdefault

 

Город как симфония.

В ранних русских музыкальных произведениях, можно найти связь музыки и живописи. В оптофоническом пианино, созданное футуристом Владимиром Барановым-Россине в 1907 году, применялись вручную раскрашенные диски, вращающиеся перед источником света. Особый механизм, управляемый с клавиатуры, воспроизводил звук и цветовое изображение.

Ornamental Sound Animation

Композитор-авангардист Арсений Авраамов (1886–1944) был известен за идею создания шумовой «Гудковой симфонии». В качестве инструментов композитор использовал звуки города: заводские и портовые сирены, клаксоны автомобилей, самолёты, а также пушечные и ружейные выстрелы, в то время как оркестр и хор исполняли «Интернационал». Все это вместе создавало масштабное звуковое произведение.

Орнаментальный звук.

Авраамов тоже работал над визуальной музыкой. Вместе с Александром Шориным, Евгением Шолпо и другими, он разработал особую технику нанесения графики непосредственно на киноплёнку. Многие музыканты были увлечены этой идеей, что послужило толчком к развитию оптических звуковых дорожек в 30-е годы прошлого века. С появлением новой технологии получения звука при помощи света, воспроизводимый тональный рисунок позволил синтезировать звуки, опередив на многие десятилетия появление современных синтезаторов.

GenerationZ-Sholpo_1932

В самом начале, экспериментальные технологии были примитивными: бумажные диски с зубцами, вырезанными вручную, или сложные графические паттерны позволяли последовательно воспроизводили простые звуковые тоны и мелодии. Но русские экспериментаторы, коих не испугать сложными инженерными разработками, создали несколько аппаратов на основе фотоэлектронной концепции.

GenerationZ-Variophone_sound_library_1932

Синтезатор Вариофон, изобретённый Евгением Шолпо в 1930 году, воспроизводил несколько тонов одновременно, используя вращающиеся бумажные диски с вырезами, синхронно изображению на киноплёнке. Сам автор называл технологию «орнаментальным звуком». Вариофон использовали при создании первого в мире искусственного саундтрека для советского рисованного 13-минутного фильма «1905 ГОД В БУРЖУАЗНОЙ САТИРЕ»1930 года. Фильм, сожалению, не сохранился. С помощью синтезатора были сделаны саундтреки для советской анимации и большое количество фонограмм при участии известного композитора Георгия Римского-Корсакова. К сожалению, вариофон тоже не сохранился — он был уничтожен во время бомбардировки в блокадном Ленинграде.

Variophone

 

КГБ и советская космическая программа.

Фактически, мы можем наблюдать альтернативную историю возникновения синтезатора с использованием оптико-электронной технологии вместо аналоговых (и позднее цифровых) схем. Увлечённые возможностью созданием уникальных органических звуков, музыканты предлагают другое толкование истории, выкладываю свои творения в интернет, где они привлекают внимание исследователей, как например Андрея Смирнова, специалиста по истории русских визуальных и музыкальных технологиях. Дерек Хольцер (Derek Holzer) и Маришка де Гроот (Mariska de Groot) вдохновившись ранними изобретениями, работали с опто-механическими-электронными тоновыми дисками. Эти вращающиеся диски преобразовывали световые паттерны в звук.

Другие работы только сейчас начинают появляться. Некоторые из этих разработок использовались военными для исследований эффекта аудиовизуальной стимуляции. Структуры КГБ, советские ВВС и космическая программа поддерживали технологию развитие световых инструментов для возможного применения в разведке, авиации и космонавтике. До начала периода Гласности все эти разработки не предавались широкой огласке.

Возвращение световых инструментов.

Трудно предположить, чем именно руководствовались аэрокосмические инженеры, но, в конечном итоге, они оказались авторами изобретений для демонстрации «перфоманса» абстрактного сочетание цвета и света. Занимаясь разработками в Казани в 1960-х годах, конструкторское бюро «Прометей» (ещё один проект, связанный со Скрябиным) проводило серию подобных экспериментов с использованием «Кристалла». Аппарат представлял собой большой плексигласовый октаэдр с 200-ми цветными лампочками и управляемый с клавиатуры и был собран в 1966 году.

Crystal performance

Благодаря инженерам, аппарат воссоздали заново из ржавого и повреждённого оригинала, оставленного гнить на долгие годы. Лидером проекта возрождения является медиахудожник Дмитрий Морозов, сын инженера авиакосмической промышленности, известный под ником ::vtol::. Аппарат был представлен во время недели «Polytech.Science.Art:Наука.Искусство.Технологии» Политехнического музея в декабре 2015 года организованный Натальей Фукс. Потом провели выступление в Казани, там где придумали «Кристал». Инженер проекта Рустем Сайфуллин, разрабатывавший оригинальную установку еще в 60-х годах, в интервью сказал, что цель проекта была в том, чтобы создать своего рода танец в свете – танец, который мог бы существовать, не подчиняясь законам гравитации.

lightmusic

Освещение для советских гостиных.

Эти проекты походили на любительское творчество в нерабочее время. Инженерам, конечно, приходилось клянчить необходимые детали, но бюрократы в СССР очевидно верили в их полезность Стране Советов. Никто иной, как Сергей Павлович Королев, легендарный конструктор ракетно-космической техники, заказал Булату Галееву, руководителю конструкторского бюро «Прометей», создать «Индикатор» – свето-звуковой прибор для космического корабля. Вместо громких сирен и мигающий кнопок «Индикатор» отображал данные о состоянии корабля в виде абстрактных световых пятен. Также он предназначался для релаксации космонавтов во время полёта. Хотя внешне он походил на нечто из области научной фантастики или на скринсейвер, чем на обычный измерительный прибор 1960-х годов. Аппарат даже прошёл наземные испытания, но из-за большого веса в космос так и не полетел.

Indicator

Вслед за военными экспериментами, световые органы были представлены и рядовым жителям страны. Автоматическое светомузыкальное устройство «Диско» производилось в массовом порядке и служило для создания световых эффектов в советских кухнях и гостиных. Для тех, кто не мог себе позволить приобрести устройство, всегда была возможность смастерить его своими руками. Московский центральный радиоклуб даже публиковал брошюры с электронными схемами советских и западных изобретений, и до появления интернета отвечал на письменные запросы любителей электроники. Таким образом, психоделическое цветовое освещение было обычным явлением на музыкальных представлениях.

Если вам не приходилось сталкиваться с подобными установками на концертах, вы могли столкнуться с аудиовизуальными инсталляциями в комнатах релаксации, например, на автомобильном заводе Камаз. Тогда, в СССР, полагали, что абстрактная анимация будет снимать усталость и повышать производительность труда.

Disco

Аудиовизуальная стимуляция живет и развивается.

Те идеи остались в прошлом, но наследство советских аудиовизуальных проектов живо и ныне, в прямом и переносном смысле. Появление компьютера способствовало тому, что люди охотно принимают абстрактное аудиовизуальное искусство и жаждут новых оптических эффектов, отличных от тех, что мы ежедневно видим на своих экранах. И кто знает, может аудиовизуальная стимуляция может сталь следующим модным течением. В КГБ следили за разработками Академии наук, чтобы узнать как эти проекты могут воздействовать на мозг и даже помогать людям жить и работать в многокультурной и многоязычной среде. Возможно, в нашем, всё более интернациональном мире, мы можем обнаружить, что те исследования опередили своё время».

Подготовлено по материалам официального блога Bang&Olufsen.

JS

  • Сергей Васильев

    Странно что нет комментариев. Под таким интригующим и я бы даже сказал — провокационным — постом нет комментариев. Автор старался, случайно наталкивался на исходник, жал тугие клавиши ctrl+c и ctrl+v и где же все эти неблагодарные скоты, так любившие посещать релаксационные комнаты завода КамАЗ в бытность правления Андропова? Не могущие жить без визуализаторов виндовс медиаплеера и диско-шара в колхозном клубе из камеры футбольного мяча, обклеенного осколками елочных игрушек? Неужели он не давил им на психику и никак не стимулировал продолжать в том же духе?

  • Acari Acarina

    Вообще странная на самом деле статья,с одной стороны преподносится что группа музыкантов и художников пытается реанимировать свето-визуальное воплощение музыки и приводится практика советского периода.Вот только автор ты упустил один важный момент. То что на данный момент синестезия повсюду,она уже давно окружает нас,очень сложно сейчас в наше время разделить свет и звук.Свет в любом клубе,на любой концертной площадке,единственное из за нехватки творческих свето инженеров мы в современной россии часто лишены этого,очень редко у нас можно увидеть что бы свето оборудование использовалось по полной,а ведь даже ходу работы свето-пушек можно придать многие формы повторяющие течение музыкального процесса. А если коснуться вопроса о более глубоком и вдумчивом,скажем абстрактном визуальном воплощении звука,то и тут есть о чем не просто говорить ,а кричать, громко и с радостью в голосе. Даже маленькие концерты lo-fi и инди исполнителей текстурной,психоделической и эмбиент музыки редко проходят без малых,но милых видеорядов,которые дополняют во многом атмосферу и без того уютных малых мероприятий с припущенным светом. Световая музыка уже давно здесь,она стала частью нашей жизни,и мы научились не замечать её. Но в своей сути она так же радует нас,пусть даже на неосознанном уровне.