Вполне типичная / История про восемь дверей!


Вот допустим я поднимаюсь по восьми ступенькам в подъезд и открываю дверь магнитным ключом. Иногда дверь открывает консьерж. Потом я захожу в прихожую, открываю еще одну дверь около комнаты консьержа. Прохожу к лифтам, открываю дверь в комнату к люфтам. Поднимаюсь на свой этаж. Слева и справа — двери к квартирам. Эти двери с замками и их иногда закрывают. В принципе, их просят закрывать, об этом написано на листочках. Но по правилам пожарной безопасности закрывать эти двери нельзя, потому что в случае чего пожарные могут выебать весь дом. Тем не менее, двери есть, в них есть замки. Я захожу в прихожую к дверям квартир. Наша квартира находится в этаком аппендиксе, естественно, дверь в аппендикс преграждает металлическая дверь с замком. Соседи иногда ее закрывают, иногда нет. Я — нет. Прохожу в аппендикс, открываю дверь, захожу домой. Каждый раз думаю, а вот был бы я вор, прошел бы через дверь внизу, другие двери, вскрываю дверь около лифта, вскрываю дверь в аппендикс, вскрываю дверь в квартиру, захожу но ХУЛИ ЖЕ МНЕ ЗДЕСЬ СПИЗДИТЬ?

5985958855

Вот от чего и для чего ставят столько дверей? Что такого скрывают соседи? Может быть, у них в гостиной под скатеркой лежит миллион долларов? Может, у них там кокаина мешки? Может быть, они на самом деле занимаются торговлей алмазами? Нет, отнюдь! Взять вот хотя бы нас. Что у нас можно своровать такого, без чего я бы не мог прожить? Деньги в банке. Ну есть какие-то деньги дома в кошельках, но это же слезы. Часы и украшения — ну ок, какие-то часы и украшения есть. Но заебешься это продавать, если честно. И мало заработаешь. Телевизоры и техника? Да, ок — только заебешься выносить, потому что аудиотехника больших размеров, консьержка мигом спросит, куда и что ты тащишь. И телевизоры большие. И беговую дорожку утаскивать тяжело, да и глупо. Ну, можно у меня тут набрать чехлов и айпад, но ради этого идти на воровство? Да и, опять же, как это продавать? Одежда? Нахуй она кому нужна. Столовое серебро? Нету у нас столового серебра. Короче, нет тут ничего особо ценного, ради чего ворам стоило бы напрягаться и ломиться через восемь дверей. Тем не менее, русский человек обязательно поставит ЖЕЛЕЗНУЮ ДВЕРЬ чтобы сохранить свои пожитки. Хотя пожитки эти, откровенно говоря, жиденькие. Но речь не о том.

Речь о другом. Я решил бороться с дверной болезнью доступными мне способами. Перво-наперво не спросив соседей убрал нахуй замок из железной двери в аппендиксе. Соседи устроили жуткий скандал, я же просто позвонил при них участковому и попросил его рассказать по громкой связи все, что полагается, насчет пожарных и оперативных движений, железных дверей, амбарных замков и так далее. Соседи всё поняли. Но, естественно, я самый ненавистный для них человек на земле. Затем я пообрывал все объявления насчет того, чтобы закрывать двери около лифта. Затем случайно сломал в одной двери ключ и пришлось мне ее сильно дернуть, так что сломался замок! Вот какие вещи случайно происходят. Тут объявился СТАРШИЙ ЭТАЖА, это конечно цирк, что за звание такое. Командир этажа стал со мной общаться насчет дверей, я ему донес свою точку зрения и вроде бы он все понял и согласился. Теперь двери около лифта без замков. Теперь мне нужно открыть только магнитным ключом дверь в подъезд и потом дверь квартиры. Это, конечно, заебися.

Честно скажу, мне ужасно уже надоела эта борьба и хочется, чтобы в России снова началась практика доходных домов — чистая публика с плюс-минус одинаковым заработком, никто не воткнет случайно железную дверь, ни с кем не надо бороться насчет курения на площадке и насчет других каких-то вонючих тем — воткнул железную дверь и сразу пошел нахуй отсюда, покурил в подъезде — пошел нахуй отсюда, шумишь, оставляешь мусор около квартиры, собака твоя ссыт у лифтов и ты делаешь вид, что ничего не происходит — пошел нахуй отсюда, скатертью по жопе, до свиданья, вперед, уебывай жить в свою пердь.

Всерьез стали думать про то, чтобы снять лофт и попробовать лофтовые движения. Посмотрим, может в следующем году.

Замечу, что все описанное выше происходит во вполне нормальном районе, во вполне нормальном доме.

Мне просто хотелось поделиться с вами историей про двери, вот я и поделился.

Z

  • Demonic16

    Она что под армянским лавашом спит?

    • Sergey Kuzmin

      Да а что такого

      • Demonic16

        Круто же!

  • Shandurlyi

    Есть доходные дома в Москве

  • Евгений Осипов

    Старший этажа = директор леса.

  • midnite

    кому надо — те залезут. Люди разные есть, иногда дома хранят нелогичные вещи.
    у знакомого квартиру (15 этаж) соседей обокрали в этом году: уперли драгоценности и бумаги из сейфа
    Дом с территорией охраняемой, 3 поста охраны (не бабушки, а ребята из ЧОПа сидят), камеры везде, дверей я ебал вообще, пока шёл — заблудился. Плюс сигнализация охранная в квартире.
    Ниндзя, не иначе, были ))

  • Мою бабку и деда обобрали дома в их же пристутсвии. Сами открыли, пустили. Якобы из какой то там ебучей пенсионерской организации пришли, принесли бланки для путевок в санатории, которые нахуй им не нужны были. Но пустили все равно и сидели там писали что-то.

    Вынесли все драгоценное, антикварное и конечно же деньги, которые внучатам копились хуй знает сколько времени, еще со времен первой мировой )))

    Так что ничего не спасет от таких гостей. Обидно все равно, когда какая нибудь сука в твоей хибаре топчет, ищет и пиздит твой хабар, честно заработаный.
    И конечно это пиздец, когда лезут к таким старым.

  • MaLong

    Ебаные колхозники есть везде и это не зависит от дохода. В спортклубе довольно высокого уровня в Екате регулярно наблюдаю картину, как господа бросают казенные полотенца хуй пойми как и где, хотя для этого есть специальные корзины. Но как таких крестьян воспитывать — в рыло каждому господину ебашить, так сразу членства лишишься. Были прецеденты.

    • Victor Marchenko

      какие полотенца, там блядь ногти стригут, бреют рожи и подмышки прям в раздевалках

  • Maxim_Lukyanenko

    Да такие же соседи уебаны, хотели дверь поставить, хотя есть чоп, и уборщица каждый день полы на этаже моет. Я им долго ходил объяснял, спрашивал кто из них будет мне пол каждый день мыть. Потом просто вспомнил, что я в торговле и водитель гелика, а они потные айтишники на смартах, и сказал что разъебу дверь и их, если это случиться. Вопрос закрылся.

  • Maxim_Lukyanenko

    А вообще все надо в банковскую ячейку класть. Доки, налик, ценности, часы лишние. Оставил себе одни на работу, одни на выхи и заебись, достали, заехал — поменял на другие и дальше херачишь по делам важным. И не паришься, что твою коллекцию целиком подрежет подозрительно сговорчивая девчонка из бара.

  • Maninson

    Текст не читал, но осуждаю!

  • Alex Maniacoff

    да люди не воров бояться, а отморозков, как в американских триллерах. типа, вы такие чистенькие, живете в нормальном районе, в нормальном доме и все у вас заебися. и тут вламываются ОНИ. естественно грязные, малоимущие, короче обиженные. и начинают бабу ебать, мужичка медленно на кусочки резать и т.д. как в механическом апельсине.

    • Заводном апельсине, заводном.

    • martekha

      мужичка тоже ебать начинают, затем друг друга ебать начинают, после женятся, потом дети, потом лофт

  • MH

    Серега, я вот согласен.

    Ты говоришь:
    чистая публика с плюс-минус одинаковым заработком, никто не воткнет случайно железную дверь, ни с кем не надо бороться насчет курения на площадке и насчет других каких-то вонючих тем — воткнул железную дверь и сразу пошел нахуй отсюда, покурил в подъезде — пошел нахуй отсюда, шумишь, оставляешь мусор около квартиры, собака твоя ссыт у лифтов и ты делаешь вид, что ничего не происходит — пошел нахуй отсюда

    Все так и есть. Живу в обычном доме в новостройке. В европе.

  • Demon Petrovich

    отсюда: https://meduza.io/feature/2015/11/02/rossiyskiy-zabor-vypolnyaet-utilitarnuyu-i-simvolicheskuyu-funktsiyu

    Отношения россиян с собственностью — одна из самых интересных тем в истории страны. Освобождение крестьян в 1861 году, большевистская национализация, массовое заселение в «свои» «хрущевки» после войны, культ дачи и, наконец, почти всеобщая приватизация жилья в постсоветское время — все это уместилось на ограниченном отрезке в полтора столетия. Собственность в России — главная тема книги «Люди за забором» редактора отдела «Мнения» в «Ведомостях» Максима Трудолюбова. Книга выходит в «Новом издательстве». С его разрешения «Медуза» публикует отрывок одной из глав, посвященной заборам.
    ♦ ♦ ♦

    …Забор в России, таким образом, — это символическая замена сразу нескольким институтам. В советское время каждому приходилось ждать и просить, доказывать, что он человек, у которого есть хоть что-то свое. Тоска по приватности, необходимой для утверждения чувства собственного достоинства, вырвалась наружу сразу после смены политического режима в 1991–1992 годах и не утолена до сих пор. Бетонные, кирпичные, металлические и решетчатые ограды высотой с трехэтажный дом выглядят как компенсация уязвимости и стремление дать миру знать, что все это-«мое».

    Характерная особенность российских заборов, объектов вроде бы стационарных, в том, что они всегда находятся в движении.

    Заборы сгорали в пожарах, сносились властями, но скоро вырастали снова. Подвижность границ собственности граждане и власти всегда умели использовать к своей выгоде. Земли просто огораживались и становились чьими-то. Заборы в русских городах часто приходили в движение незадолго до строительства дорог или прокладки железнодорожных путей. Каждый дачник и сейчас знает, что ничего страшного не случится, если забор незаметно передвинуть поближе к дороге.

    Многие столетия изгороди, межи и вехи были подвижными даже в Западной Европе. Европейские землевладельцы начиная с XV–XVI веков и вплоть до начала ХIХ века создавали свои состояния, огораживая, то есть попросту захватывая, общинные земли.

    Крестьян сгоняли с земель, чтобы пасти овец и продавать шерсть. Огораживание всегда было способом захвата земель — чужих или ничьих. Но рано или поздно изгороди прекращали двигаться по праву силы. В действие вступало защищенное законом право собственности.

    Один из признаков развития общества — умение договариваться об общепризнанных правах, которые становятся важнее физического забора. А в отсутствие права забор остается самоценностью. Поэтому, сколько бетона ни возьми, в какую броню ни одень, в отсутствие права как верховного принципа это все равно будет непрочный забор.

    И охрана не поможет, несмотря на то что по численности охранников Россия — одна из первых в мире. На 70 миллионов экономически активного населения у нас более 600 тысяч охранников — частных и ведомственных, не считая милицию (и это прогресс: в 2003 году численность охранников достигала миллиона). А, например, в Китае в охране служат около 2 миллионов людей, при десятикратной разнице в населении.

    Есть и привычная нам проблема дверей, большая часть которых обычно закрыта. Советские архитекторы, проектируя общественные здания — министерства, театры, магазины и стадионы, всегда были щедры на двери. В идеальном мире, для которого они создавали огромные дома, люди должны были входить и выхо- дить из дверей толпами. Они должны были литься широким потоком по гигантским лестницам. Дверей могло быть и пять, и десять, они могли быть огромными, деревянными с резьбой или металлическими с решетками.

    Но в реальном мире по каким-то причинам всегда нужно было оставлять открытой только одну створку, утром и вечером, зимой и летом. Некоторые двери не открывались вообще никогда. Люди должны были проходить цепочкой, по одному, может быть для того, чтобы привратник всегда мог видеть, кто входит и выходит. Может быть, ему полагалось считать входящих и выходящих.

    Для чего-то охранники сидят при каждом входе куда бы то ни было и целыми днями смотрят телевизор. При этом открытой обычно остается только одна дверная створка. Если это клуб или дискотека и входящие должны платить, то закрытые двери нужны, наверное, чтобы легче было контролировать поток. Остальные входы, несмотря на наличие охраны, обычно закрывают. Охранникам, естественно, гораздо удобнее сидеть всем вместе, около одной из дверей.

    Двери остаются закрытыми, несмотря на то что давно нет никакой нужды ходить цепочкой. С проверкой пропусков неплохо справляется компьютерная программа. Милицию можно вызвать нажатием кнопки. Но компании готовы платить охране и пожарным: слишком важную задачу они решают. Это крепкая традиция: вход не должен оставаться без человеческого присмотра. Кто-то должен проследить, как мы протискиваемся через единственную открытую створку. Кто-то должен посмотреть на нас с подозрением при входе и потом мрачно проводить на выходе. Без этого подозрительного оглядывания и вход не вход. Маленький рубеж, государственная граница в миниатюре.

    Недоверие — еще одна причина живучести заборов и иррациональных охранных традиций. В среднем в мире на вопрос, доверяете ли вы окружающим, «нет» отвечают 56%. В России не доверяют соотечественникам 77% опрошенных. В скандинавских странах доли недоверяющих обычно не превышают 30%, в среднем по Европе показатели колеблются в районе 40%.

    Страх, что твой сосед может оказаться проходимцем, несет не только психологические, но и вполне материальные последствия. Это доказал американский ученый Роберт Патнэм, одним из первых занявшийся глубоким изучением такой неуловимой субстанции, как доверие. Сравнивая нормы поведения и уровни гражданской активности, готовности к взаимопомощи и взаимодействию в разных регионах Италии, он показал, что они отличаются от региона к региону. Причем сегодняшний уровень доверия в сообществе может иметь глубокие исторические корни и зависеть от того, была ли область в прошлом под папской юрисдикцией или входила в одно из независимых княжеств. «Доверие само по себе в равной степени может быть и свойством социальной системы, и чертой характера».

    В масштабах страны низкий уровень доверия тормозит развитие экономики. Исследования показывают, что в странах с высоким уровнем доверия государство меньше вмешивается в работу предприятий и повседневную жизнь граждан и это положительно сказывается на росте экономики. Когда в обществе сильны горизонтальные связи и высока склонность к сотрудничеству, люди способны самостоятельно, без вмешательства извне, разрешать конфликты. А когда люди боятся друг друга, они склонны требовать вмешательства начальства, милиции, охраны, «железной руки», вождя.

    Вообще рост доверия — это часть перехода общества от «ценностей выживания» к «ценностям самовыражения». Обеспечив себя, ощутив «жизненную защищенность», человек стремится уже не просто зарабатывать («ценности выживания»), а зарабатывать так, чтобы это было интересно, то есть преобладающими становятся «ценности самовыражения». Уход от модели выживания приводит к изменению социальных и политических установок. Например, больше людей начинают высказываться в пользу частной, а не государственной собственности на предприятия; чаще говорят, что образование и работа равно важны и для мужчины и для женщины. Есть связь и между ценностями и политическим устройством: среди стран, где распространены «ценности самовыражения», нет ни одной диктатуры.

    Пока такого перехода не произошло, общество, состоящее из множества испуганных людей, несет все новые и новые издержки для защиты от воровства, посягательств конкурентов и государства. Это тормозит рост экономики и ведет к снижению ее эффективности. Средства, идущие на охрану и защиту, отнимаются у развития, но и покоя толком не дают. Взаимное недоверие граждан формирует спрос на «сильную руку», а жесткий стиль управления еще больше подпитывает страхи и недоверие друг к другу.

    И это при том, что никаких иллюзий по поводу человеческих качеств чиновников и правоохранителей у граждан нет. Чиновники, если верить опросам общественного мнения, преследуют лишь собственные корыстные интересы. Но недоверие к ближнему, похоже, сильнее недоверия к государству. В конце концов каждый сам в ответе за себя и свое имущество — до конца.

    Возможно, поэтому так прочна традиция ставить решетки и заборчики вокруг могил на русских кладбищах. Это попытка застолбить территорию за собой и близкими, если не в этой жизни, так на том свете. Физическая изгородь и здесь стремится решить какую-то важную экзистенциальную задачу — внушить живущим уверенность в том, что у покойника есть теперь своя бесспорная собственность. Изгороди на кладбищах часто заметнее памятников, так что они и воспринимаются как памятники.

    Конечно, изгородь не может быть настоящей гарантией собственности, не может ни защитить от нападения, ни спрятать от враждебного мира. Власть и деньги сильнее любого забора. Но, несмотря на доводы разума, ограда высоко ценится в России.

    Все-таки это некоторое обозначение права, его признанный символ — оберег из досок, кирпичей или бетона. У архитектора Александра Бродского есть такая работа — участок земли, на котором стоит кровать, окруженная забором. Это очень красивая и точная постановка темы. Это и метафора неутоленной тоски по приватности, и заявление о частной собственности. И, возможно, напоминание о притче Льва Толстого о том, «сколько человеку земли нужно».

    Все это позволяет нам обобщить смысл российского забора, который, как мы теперь понимаем, выполняет не только утилитарную, но и символическую функцию, стоя, по сути, на страже российского социального порядка. Ну, а помимо этой главной задачи забор решает еще с десяток других, ведь он является границей между человеком и государством, границей между частной жизнью и общественной, заменой документу о праве собственности, инструментом ее захвата, инструментом ее защиты, символом статуса, оберегом, малой архитектурной формой, произведением искусства, памятником.

  • Сергей

    Герой поступил как мелкопакостящее быдло ради своего удобства.

  • Самому кстати очень нравится лофт, но я живу в основном в мелких городах, и здесь нет таких квартир в большом количестве. Но если поеду жить в США, то можно будет попробовать. У одного западного ютуббера, про технику что то снимает, как раз такая квартира, очень на нее заглядывался.