Петя/И Аккорд


Было хорошо. Петя любил такие моменты. Впереди были два выходных дня. Было раннее утро. Петя с вечера пятницы лег спать пораньше и встал еще только начало светать. Приготовил легкий завтрак и выпил чашечку кофе. Свежее весеннее утро прогнало остатки сна. Дорога была хорошей и абсолютно свободной. Выехав на трассу, Петя включил своих любимых Троллей. Музыка из прошлого привычно всплыла в памяти и Петя, постукивая по рулю подпевал Лагутенко.

Песню можно спеть не сбиться
Сбиться и не повториться
Просто заново запеть
И подпрыгнув полететь…

2012-07-25_131243245437

Голова была совершенно бездумной. По работе не было никаких проблем, никто не звонил и не беспокоил. Не звонили друзья/приятели с просьбами. Не звонили родители с непонятными обвинениями. И только позвонила девушка с еле уловимым укором, от которого только потеплело на душе. Петя ехал в прекрасном настроении навстречу хорошему дню. Ровно работал мотор, только прошедший ТО и профилактику, машина поглощала километры дороги. Позади уже пара часов езды и до города оставалось километров 60. Петя только проехал пост ГИБДД и до следующего поста было еще километров 30, и в это время, как Петя знал, выдвижных постов на cоболях не было, поэтому на спидометре были демократические, практически неощущаемые, 140 километров в час. Петя ехал на «автопилоте».

Словно вдpуг напившись ночь
Свет забыла отключить
Так было светло-о
Губы, шепот, вино…

Что за? Пете что-то брызнуло в глаза. Приближаясь издалека моргала дальними какая-то машина, требуя уступить немедленно дорогу. Черт как не вовремя. Справа длинной вереницей ехало фур 7 будто связанных невидимой нитью, и Петя только начал их опережать. Чтобы уступить дорогу пришлось бы сильно сбрасывать скорость и втискиваться между двух фур. Ярко красная, зеркально блестящая, Хонда Аккорд уже прижалась вплотную, на пол корпуса сместившись влево, яростно моргая фарами и непрерывно сигналя. Петя скрипнул зубами, но привычно унял волну. Дождался пока последняя фура останется позади, перестроился вправо и сбросил скорость, потому что впереди маячила какая-то пыхтящая газелька. Из Хонды на Петю зыркнули два налитых священной злобой православных лица, из уст вырывались ясно-читаемые грязные ругательства, хонда еще и вильнула агрессивно в Петину сторону.

Петр не слышал музыку. Он ехал и не видел дороги. Правая рука неуловимым движением передвинула рычаг АКПП влево в режим «Спорт». Петя удивленно взглянул на свою руку и тут же изнутри пошла знакомая ВОЛНА. Петр с тоской понял, что на этот раз он опоздал. Мутно-черная пена заполнила Петю всего, шею и основание затылка сдавили тиски и он, понимая, что не сможет ничего поделать перестал сопротивляться. Нога тут же вдавила педаль в пол. Послышался щелчок кнопки под педалью акселератора. Мотор взревел и через мгновенье Петю плотно прижало к сиденью. Быстрый взгляд в левое зеркало заднего вида — свободно, включить поворотник и резкий нырок из-под газели в крайнюю левую полосу. Спинку сиденья чуть вертикальней. 4,4-литровый бензиновый движок, раскрученный на максимальные обороты, уносил машину вперед с постоянным ускорением. Аккорд, который не успел слишком далеко уйти, быстро приближался. Уже было видно, что на корме шильдика нет. Петя презрительно скривился. Наверняка, какой-нибудь двухлитровый «сверхэкономичный» японский движок. Аккорд, заметив приближающийся недавно обогнанный автомобиль попробовал оторваться, увеличив скорость. Петя улыбнулся, молодцы пацаны, правильно. Петя плавно увеличивал скорость, не давая Аккорду уйти и осторожно поджимая его. Скорость увеличивалась, перевалив уже за 180 км/ч, но расстояние между автомобилями уменьшалось. Аккорд не сдавался. Давайте ребята, вы же уже уделали меня. Потерпите, вы же не можете уступить старенькому, пыльному баварцу. Скорость приближалась к 200. Аккорд ревел и дрожал, а Петя с удовлетворением отметил, что его боец даже близко не подошел к своему пределу. Похоже на то, что ребята все-таки впервые тут едут. Петя уже мог рассмотреть крепеж регистрационных номеров. Аккорд не сдавался. Молодцы ребята, еще чуть чуть, пожалуйста. Ну, где же это? Остающиеся позади фуры отчаянно гудели и моргали фарами. Я-то знаю мужики, спасибо, а вот ребята, по всей видимости, нет. У Пети на лице проступила еле заметная злорадная улыбка. А вот же, мост, а вот и знаки. «Неровная дорога», «Ремонт» и «40 км» промелькнули один за другим единым пятном. Нога, уже заранее «запрограмированная», ударила по тормозам. Машина, еле вильнув, встала, система поймала машину и выровняла, АБС старательно отработала, скорость быстро падала, но Петя все равно подумал: — а не слишком ли поздно? Аккорд же не среагировал вообще никак. Взлетел на небольшой пригорок и ухнул вниз. Через пару мгновений все так же жестко тормозя, перевалил небольшой трамплин и Петя. Машина провалилась и даже сбросив на две трети скорость все равно ощутимо продавилась вниз. В небольшой низине дорога метров на 30 была разбита напрочь. Каждое лето её ремонтировали, но каждую осень её подтапливало из пересекающей дорогу поперек ложбины и фуры просто в крупный фарш разбивали дорожное полотно. Острые гребни продавленной коллеи перемежались колодцами выбоин по колено глубиной. Прямо перед первыми ямами Петр отпустил тормоз, чтобы не ударило в сжатую подвеску, но все равно удар ошеломил. Ну и ладно все равно подвеску уже надо было перебирать.

Аккорд давно пересек полосу препятствий и катился впереди съезжая на обочину, и явно не на своей тяге. Задний бампер треснул поперек и наискось, грустно чадил полувырванный глушитель, из-под машины что-то хлестало на дорогу.

Петя проезжая мимо с удовлетворением заметил, что на левом переднем колесе остались только ошметки шины, да и колесо само было повернуто в какой-то неестественной плоскости. В машине что-то скрежетало.

Из машины даже не пытались выбраться. Сидели и тупо смотрели вперед.

Петя прибавил скорости и чуть громче сделал музыку:

Слоем снега крышу занесло,
Телевизор молчит.
Тело мое внезапно затрясло,
Кто-то в окна стучит.
Остается вспоминать лишь только Отче наш,
Так как даже лифт не ходит на мой этаж.

Всегда, Pixel.

PS Картинка просто так.